Кассиль Л - Швамбрания (Кондуит и Швамбрания, Абдулов, Корабельникова)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
ШВАМБРАНИЯ
по повести Льва Кассиля
«Кондуит и Швамбрания»

Инсценировка Б. Тираспольского

Действующие лица и исполнители;

Лев (взрослый) В. Абдулов
Лев (маленький) Т. Курьянова
Ося (взрослый) В. Иванов
Ося (маленький) М. Корабельникова
Мама Э. Кирилова
Папа В. Якут
Митя А. Леонтьев
Марфуша Л. Ахеджекова
Земский В. Гафт
В эпизодах — Б. Захарова, Н. Платонова, О. Громова, О. Каплан, В. Афанасьев, Ю. Дубов

Режиссер Б. Тираспольский

Христофор Колумб открыл Америку 11 октября 1492 года. «Земля!» закричали матросы, уже собирав¬шиеся повернуть, флотилию назад, к берегам Испании, И, посмотрев в подзорную трубу, адмирал увидел туманные очертания новой, неизвестной страны. Прошло время, и новооткрытый материк появился на всех географических картах. Так бывало всегда. И в существова¬нии этих новых земель уже никто не сомневался. Каж¬дый школьник снова и снова открывал для себя страны, материки, острова, уже изученные, названные, известные всему свету.
А вот Лев Кассиль открыл «три страны, которых нет на карте», — Швамбранию, Синегорию, Джунгахору. Это произошло уже в наше время, в его книгах «Кондуит и Швамбрания», «Дорогие мои мальчишки» и «Будьте готовы. Ваше высочество!» Нетрудно догадаться, что, раз этих стран нет на карте, раз ни на глобусе, ни в учебниках не встретишь таких названий, значит, писатель эти страны просто-налросто придумал. А вот для чего — это уже другой вопрос, и очень интересный!
Но, прежде чем ответить на этот вопрос, придется подумать и еще кое о чем. Почему, например, из разных далеких и близких, но действительно существующих стран писателю присылали гербы и флаги Швамбрании, Синегории и Джунгахоры, писали письма, спрашивая, каким алфавитом пользуются швамбраны, почему существуют пионерские отряды «симегорцев», а маленький принц Дэлихьяр Сурамбук — «его высочество» — для множества людей вовсе не придуманный сказочный герой? И вот тут-то заключается ответ на вопрос, для чего же понадобилось писателю «придумывать» несуществующие страны. В своем «послании юным читателям» под очень понятным названием «Гербы и флаги мечты» он сам на этот вопрос и ответил. «Но разве я добивался когда-нибудь, — спрашивал он в свою очередь,— чтобы вам на школьный глобус нанесли очертания Швамбрании, Синегории и Джунгахоры? Нет, конечно. Я хотел лишь одного: пусть воображение ваше откликнется, заиграет и признает существование этих стран... Дорого мне то, что и далеко от нас люди честные и добрые понимают, почему мы, писатели, хотим поведать людям о своих мечтах, чувствах и мыслях, «открывать» страны, которые пока еще не нанесены на карты. А ведь я «открывал» страны, которых нет на свете, чтобы читатели мои еще крепче полюбили бы ту страну, дороже которой для меня на свете нет, — родную нашу Землю Советов! И все эти страны, флаги, карты, гербы, с кото¬рыми вы познакомились в книге моей, лишь мечтательное, иногда чуть-чуть озорное и насмешливое, а иной раз задумчивое эхо той всамделишной жизни, в которую вы, друзья, вступаете... Хочется мне, чтобы и наши с вами мечты, и игра в неведомые страны помогли вам лучше понять, почувствовать, что вам всего дороже в жизни. Так выше же флаги нашей мечты о счастье и справедливости на всем свете! Полный вперед? Так держать!»
Эта мечта прошла вместе с писателем через всю его жизнь. Ей обязаны своим рождением его замечательные книги, которые, конечно же, все вы читали или
соби¬раетесь прочесть: «Вратарь республики», «Великое про¬тивостояние», «Ранний восход», «Черемыш, брат героя», «Улица младшего сына», «Ход Белой Королевы» и дру¬гие. Некоторые из кассилевских повестей и романов появились на свет тогда, когда вашим родителям было столько же лет, сколько сейчас вам. Во всяком случае, уж «Кондуит и Швамбранию», впервые ставшие известными в конце 20-x — начале 30-х годов, наверняка, с увлечением читали даже ваши бабушки и дедушки. Самому автору в 1928 году, когда «Кондуит» начал печататься, было всего-навсего 23 года, и тогда он вовсе не был известным детским писателем. Лев Кассиль собирался стать математиком, хотя мог бы стать и художником, и пианистом, - были у него такие, и немалые, способности. И все-таки... «Очень хотелось писать, — вспоминал он позже, желанию этому противостоять не мог». В 20 лет Кассиль опубликовал свой первый рассказ, а спустя два-три года уже был московским корреспондентом больших газет, выходивших в Ташкенте и Новосибирске. В это время ему пришла мысль собрать свои впечатления о юных, детских, гимназических годах и рассказать советским детям об этом. Кассиль всегда был человеком отчаянно смелым. Поэтому он и решился с первыми главами своего «Кондуита» пойти на «совет» к любимому поэту — Владимиру Маяковскому, «...Я пришел к обитой клеенкой двери в Гендриковом переулке, что на Таганке. На двери была маленькая дощечка с именем великого Маяковского. Я взбежал по лестнице, а сердце от волнения скатилось вниз по ступенькам. Я позвонил, и мне открыли. Через эту дверь я вошел в литературу». Так впоследствии он рассказывал о начале своего писательского пути.
Он стал писателем — детским писателем, одним из лучших детских советских писателей. Потому что Кассиль даже в автобиографической книге «Кондуит и Швамбрания» (сначала это были две самостоятельных повес¬ти, а уж потом они стали издаваться вместе) никогда не ставил задачи говорить «о себе самом» и только, как бы интересен ни был тот мальчишка, которого звали «девчачьим» именем: Лелька. Он говорил с юными читателями всегда обо всем и обо всех — о жизни, о нашей прекрасной стране, ее прошлом, ее настоящем и
будущем. Он «начался как писатель» с «Кондуита», впервые полностью опубликованного на страницах журнала «Пионер» и сразу же ставшего любимым чтением советской детворы. Прошли годы — и книгу издали и теперь про¬должают издавать во множестве зарубежных стран. Кассиль вел громадную переписку не только с пионерами Земли Советов, но и с ребятами и их родителями, с писателями, общественными деятелями разных стран света. В Чехословакии, Америке, странах Востока выходили книги с гербом «придуманной» девятилетним «Лелькой» и его младшим братишкой Оськой невиданной страны Швамбрании.
Оказывается, двое маленьких рыцарей открыли эту великую страну не только для себя и не только потому, что уж очень им обоим надоела затхлая жизнь провинциального городка Покровска на Волге. «Повесть о необычайных приключениях двух рыцарей, в поисках справедливости открывших на материке Большого Зуба великое государство Швамбранское, с описанием удивительных событий, происшедших на блуждающих островах, а также о многом ином, изложенном бывшим швамбранским адмиралом Арделяром Кейсом…» (и это еще неполное название), с увлечением читается по сей день, а еще и потому, что события, казалось бы, давно ушедшие, забытые и для теперешней детворы просто не существующие (ну, кто, например, теперь знает, что школьный журнал, куда записывались все «преступления» гимназистов, назывался кондуитом, или кто такой надзиратель), — они, эти события, важны, интересны и никогда не перестанут волновать людей. Потому что повесть эта не просто литературное произведение, она еще имеет и историческую ценность.
Вот как сам Кассиль объяснял основную тему и «задание» своей первой, такой смешной, веселой повести: «Я решил написать книгу, которая бы рассказала ребятам и взрослым о последних днях рухнувшей царской школы. Мне хотелось, чтобы книга рассказывала не только о гибели гимназии, но отражала бы неизбежность гибели всего царского режима». И эту сложную задачу «бывший швамбранский адми¬рал» выполнил блестяще. Его полное юмора и горечи, гнева и мужественной решительности «сражение» окончилось такой же великолепной победой, как и морские бои рыцарского адмирала с его верным «Джеком, Спутником Моряков» против врагов, пытавшихся осадить великое государство Справедливости.
Именно поэтому мы подружились на всю жизнь с героями его первой книги, именно поэтому нам становятся понятны события дореволюционной поры, «сизая тоска» старой гимназии с молебнами, царскими днями, страшным кондуитом, педагогами-надзирателями, поэтому нам близки смелые ребята, изо всех сил воевавшие за справедливость, дороги люди революции, показанные живыми, интересными людьми. И когда книга кончается, мы вовсе не прощаемся с мечтой, рожденной ею, хотя «глобус полностью обернулся, и Швамбрании на нем не обнаружено». «Плавание продолжается, — словно бы говорит нам автор, — мы — в дальнем походе. Полный вперед! Так держать!»
М. Бабаева